Ольга Ключарева (olgakl1971) wrote,
Ольга Ключарева
olgakl1971

Театрально-студийные забеги

Жил-был в некотором царстве-в некотором государстве 1988 год. Он только еще начинался, пробовал свой оттепельный январь и скользил по лужам снежным, разъезжаясь в разные стороны ногами, опираясь на грязный снег и лед руками и хватаясь за попадающиеся на пути железки, бордюры, косяки и раскрытые подъездные двери.
На прилавках пустовало. Прилавки были цвета слоновой кости. А в одном магазине был один сплошной торт "Прага". Его и разбирали к концу дня. Магазин располагался в квартальчике - старом, столетнем, в домике двухэтажном, построенном еще до революции и примыкавшем к рельсовым путям Курского вокзала. Если же пройти под арку, которая была напротив магазинчика, да по ней - еще метров тридцать, то выйти можно было еще к двум таким же двухэтажным особнячкам, прямо во двор. В этом дворе и шла жизнь, о которой нужно рассказать. Но шла она уже не в 88-м бренном, а чуть позднее - в 90-91-м годах, когда хозяином-арендатором второго этажа одного из особнячков стал театр-студия под названием "Мир актера". Актеры из "Мира актера" частенько бегали под арку. Чтобы купить торт "Прага" и несколько бульонных кубиков с нарисованной на них курочкой. Кубик разводился в граненом стакане с горячей водой, все это быстренько выпивалось, заваривался чай, и в ход шел торт "Прага". Питались ли благословенные сии пииты искусства чем-либо еще, из моей памяти выпало. А только знаю, что от язвы желудка мы были спасены. Ну, водка в большом количестве появилась тогда почемуто, и наши несмышленые молодые организмы поглощали ее в немереных количествах. Но организмы были молодые, справлялись с водкой быстро и правильно, и репетиции, разговоры, сидения до утра, а иногда и сутками в бренных бдениях о самом главном и важном проходили в тех стенах совершенно незаметно и безболезненно.
Теперь же, на улице Земляной вал, как раз на месте того старого очаровательного квартальчика, высится бетонно-стеклянный монстр с фитнес-центрами, магизинами, ресторанами и прочим. Огромная прямоугольная коробка поместилась туда. Вырублены, выколочены и и без следа уничтожены были несколько домов.
И особенно жаль было фонарика. Какого-такого фонарика? Сейчас я разъясню… Заказали мы в одной из тогдашних полулегальных сварочных мастерских фонарь. Тяжелый, чугунный, размерами, вероятно, метра на полтора на два и, понятно, в проекции, а не плоский. Поднять его могли только три-четыре здоровых парня. Фонарь был высь как бы резной. В нем была эмблема нашего театра "Мир актера" (позже, правда, выяснилось, то это был герб города Москвы - с героем, который вгоняет в горло змию свое копье. Но это было позже. А фонарь-таки был повещен. И когда театра уже не стало, и когда пошло несколько лет после этого, и когда все разбрелись по своим делам, чтобы уж никогда не вспомнить, как им казалось, эту "студию, которую возглавлял один сумасшедший", фонарь все висел. И, кажется, кто-то ведь его снял! Потому что когда ломали особняки в этом квартале, кажется, фонаря уже не было…
Продолжение следует.
Tags: Мой театр, Обо мне
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments