Ольга Ключарева (olgakl1971) wrote,
Ольга Ключарева
olgakl1971

Categories:

О теориях и практике теорий

В 1997 году вышло первое издание книги Ильи Гилилова "Игра об Уильме Шекспире, или Тайна Великого Феникса". В том же году я поступила на театроведческий факультет ГИТИСа. Хорошо помню, что и эта книга, и реакция на неё стали одними из самых выдающихся событий года, в том числе и в нашем институте. Реакция конкретно наших преподавателей - в особенности специалистов по истории зарубежного театра, в особенности специалистов по истории театра и драматургии шекспировского времени - была заметна. Заметна потому, что это было молчанием. Но напряженным молчанием. Если вопрос задавался в контексте проблемы в целом, - ответ получить ещё можно было. О гипотезах и версиях, о том, что этот процесс бесконечен и т.д. Если же речь заходила впрямую о книге, не следовало ничего или же смысл сводился к тому, что, мол, да, и у самоучек тоже случаются свои версии. Для меня же в этом смысле определённым стал ответ В.Ю. Силюнаса - замечательного историка испанского театра: "Мысль в этой книжке есть. Но - одна только. И этим вся проблема исчерпывается. Она надумана. Поверьте мне, не так уж важно, кто написал пьесы Шекспира". "Как это неважно, кто написал эти пьесы!?", - начала я внутренний спор с этим тезисом. Но разговор ушёл в другое русло, и потом ни с Силюнасом, ни с А.В. Бартошевичем, который позже на занятиях открывал нам суть шекспировских произведений через свой уникальных принцип чтения этих лекций, не заходил. Бартошевич, конечно, озвучил давным-давно устоявшуюся общепринятую теорию о великом мыслителе, драматурге, поэте, который всему научился сам, и перешел к детальному разбору самих произведений. Но в целом, поскольку книга Гилилова (я точно знаю!) не давала ему и его коллегам покоя, было ясно видно, что он просто не хотел бы об этом говорить.

Академическая среда - вещь своеобразная. Несколько раз осуществляя заходы с честными попытками оказаться в аспирантуре, с честными надеждами на свои скромные усилия в плане "продвижения науки", я убеждалась, что, в общем-то, ни во мне, ни, тем более, в моих скромных усилиях в плане "продвижения науки" нужды нет никому. Там - совершенно так же как и в иных кругах - работают совершенно реалистичные и сугубо земные принципы: практические цели, связи, личные интересы и взаимное подсиживание. Не везде и не всегда. В основном. В этом смысле театроведение стоит особняком. И продолжает стоять. Среди потока раздвигаемых в разные стороны на основе уже написанного диссертаций регулярно появляются великолепные исследования. Театр - великая штука. Он изменяется во времени и не теряет своих гибкости и текучести. Хотя сегодня, на мой взгляд, в этом смысле есть кризис, - это временно. Но даже и в театроведении и, конкретно, в ГИТИСе есть свои подводные течения, свои застоявшиеся русла, свои болотца.

В общем, ни тогда, ни позже, насколько мне известно, театроведы не дали внятных и доказательных ответов на вопросы, которые поднял Гилилов. Лишь один А.В. Бартошевич старался и старается это делать, да и то больше вынужденно, чем с желанием. Хотя по ссылкам ниже можно пройти и понять, что не так всё просто! Все-таки Алексей Вадимович - один из лучших представителей шекспироведения сегодня, он прекрасно знает предмет и тему. Тем интереснее вникнуть в его аргументацию.

В Великобритании также возникали и возникают споры об авторстве произведений Шекспира. Сегодня там существуют общества приверженцев рэтлендовской (её придерживался и её доказывал Гилилов) и других версий. Согласно рэтлендовской, Роджер Меннерс, 5-й граф Рэтленд и его супруга - Елизавета Сидни-Рэтленд, являются авторами уникальной мистификации под условным названием "Шекспир", авторами пьес и сонетов. Оксфордианская версия, как нетрудно догадаться, объединяет под своим крылом сторонников поддержания авторства мистификации "Шекспир" графа Оксфорда (Эдуард де Вер, 17-й граф Оксфорд). Ну, а самая распространенная - стратфордианская версия - традиционная. Согласно ей, выдающийся самородок-самоучка Шакспер и есть автор всего этого наследия. В Британии, а вслед за ней и во всем мире, она является по-прежнему базовой. По еще ряду версий, "Шекспирами" могли быть Фрэнсис Бэкон, Стэнли Уильям 6-й граф Дерби и Кристофер Марло.

Книге Гилилова "достойный отпор" был дан в среде литературоведческой. Илья Менделевич успел дать не менее достойные (уже без всякой иронии) ответы своим оппонентам, выпустив в 2007 году тоненькую книжку-послесловие к своему основному труду, которую он назвал "Игра об Уильяме Шекспире продолжается, или Слова, слова, слова…" В том же году, автора не стало. Не стало и, как, несомненно, считают его противники, и части "проблемы".

Илья Гилилов - фронтовик и человек, многого (как и "традиционный" Шекспир, он же Шакспер) достигший путём самообразования, делом своей жизни избрал Шекспировский вопрос. Не знаю, сознавал ли он, когда приступал к теме, сколько на его пути окажется буквально "воинов", которые будут действительно воевать, а не делать вид, что интеллигентно спорят. Ведь, действительно, нет в мире автора и темы, на которых столько людей построили свои теории. Теории же, в свою очередь, стали хлебом этих людей. И вдруг на их пути оказывается человек, который, шаг за шагом доказательно и обоснованно излагая свою позицию, камня на камне не оставляет на этом "хлебе".

Гилилова в науку ввел А.А. Аникст, выдающийся шекспировед, сторонник традиционной стратфордианской гипотезы. Он был также театроведом, и его, как и его последователей и коллег, не так волновал вопрос непосредственно авторства. Он исследовал уже данное и существующее по факту - стилистику, характерные особенности, присущие персонажам шекспировских пьес, их язык, их задачи и поведение в структуре драматических произведений. Хотя, конечно, Аникст как никто другой оказал влияние на изменение подхода к исследованиям Шекспира, доказав, что методы тут должны быть универсальными.

Гилилов долго не обнаруживал результатов своих изысканий. Кто знает, что было бы, сделай он это в открытую. Объективно, он был необходим науке в качестве носителя интереснейшей альтернативной гипотезы, но, скорее всего, его карьера была бы совсем иной. Однако Аникст если не знал, то догадывался, о чем в конце концов намерен поведать миру его ученик. Но молчал. Гилилов был ученым секретарем Шекспировской комиссии РАН, организовывал шекспировские конференции 80-90-х годов. Он неоднократно становился участником Шекспировских чтений.

Лично я не знаю более внятного и достойного труда по этой теме, чем книга Гилилова. Мне она кажется прекрасным образцом доказательности позиций, а также примером авторской стойкости. Время от времени я её перечитываю, и она воспринимается от раза к разу иначе. Кроме того, ценность её, помимо прочего, заключается в стилистике повествования, она читается очень легко и интересно!


Я собрала ссылочки:

Вот передача 2003 года на "Эхе" (обо всём и простейшим образом);

Собственно, книга 1997 года.

Хотя я предпочитаю её перечитывать в бумажном варианте. Есть вещи, которые через монитор воспринимаются плохо;

Целый сайт, посвященный опровержениям гипотезы Гилилова;

Страничка, посвящённая Гилилову, на сайте "Мир Шекспира".

И, конечно, Алексей Вадимович Бартошевич - с 1997 года, с момента выхода книги Гилилова занявший глухую оборону:

- Материал 2006 года от Российской газеты;

- Беседа с Бартошевичем Виктора Шендеровича на "Радио Свобода" в 2003 году;

- Интервью 2014 года с Бартошевичем корреспондента от ресурса "Культ-просвет";

- Материал "Новой газеты" от 2011 года в связи с выходом кинофильма "Аноним" и посвященный гипотезам и продолжению дискуссии (также с участием Бартошевича);

- Та же тема, что в предыдущем материале, от "Комсомольской правды";

Так выглядят обложки первоисточников. Можно приобрести и почитать. Найти нетрудно!:)




Вот. Просто поделиться хотела)

Tags: Книги, Личность, Театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments