Ольга Ключарева (olgakl1971) wrote,
Ольга Ключарева
olgakl1971

Ну, вот. Если думается и прицепилось, - значит, садись и пиши об этом.

Думается. Только тут случай, когда писать совсем неохота. В то же время и надо.

В общем, я о последних событиях, связанных с "Эхом". Перерублю я, вероятно, уже и все сучья, на которых ещё сижу, но - и ладно! Не такие уж они и прочные - эти сучки:) У меня вообще мало чего есть прочного, кроме своей собственной головы.

Густота глупостей и самоподстав, надо сказать, зашкалила у них в последнее время совершенно непозволительным образом. Сначала - глупейший дурацкий твит Плющева с вопросом о существовании или не существовании провидения в связи с гибелью сына Иванова. Скажите мне, пожалуйста, это вообще под какими парами и какого свойства надо быть, чтобы, будучи опытным, умным, известным журналистом ляпнуть такое в публичном пространстве, а не у себя на кухне? Зачем? Дальше началось "следствие", история была раздута до масштабов противостояния высшего руководства радиостанции и главного редактора. В историю была втянута аудитория (которая втянулась добровольно, и в их числе была и я - потому что, несмотря ни на что, мне казалось, что тут действительно решается кое-что важное), были выдвинуты петиции, были программы, где велись дискуссии, высказывались предположения, публиковались записи в соцсетях от членов команды радиостанции. В записях - то же состояние и настроение: "В принципе, это, скорее всего, всё". Прощай, последний оплот свободы слова. Радиостанцию в скором времени попросят из здания, где они работали много лет, найдено помещение в абсолютном смысле проигрышное в плане географии, так что и этот факт серьезно влиял на понимание, что постепенно это дело сводится на нет. Последовала встреча редакции с Лесиным, когда "удалось победить, отстоять позицию", хотя "было нелегко, хотя это было похоже на затянутое комсомольское собрание". Но в том, что без Венедиктова не будет "Эха", сошлись все, аргументация была железной, и мы победили!

Нужно сказать, что я, будучи их активным слушателем, понимая при этом, что да, и тут действует пресловутая компромиссность, что да, проводится политика "вашим и нашим" (ну, а, собственно, как же еще поддерживать баланс и как существовать последнему оплоту свободы слова в нынешних условиях?), именно на фоне событий ноября впервые очень крепко засомневалась. Мне не давала покоя стилистика отстаивания позиций главного редактора. Уж очень показно выглядело всё это. И громковато слишком. Убеждена, что можно было просто потише. Готова ли я была выйти на улицу за них? Да, конечно. Даже при этих своих внутренних сомнениях. Не сомнениях даже, а, скорее, внутреннем небольшом дискомфорте.

Дело завершилось. Всё в порядке. А через пару-тройку дней появляются эти фотографии… У меня ощущение, что это кто-то нарочно репетировал и подстроил так, чтобы всё появлялось друг за другом. Теплая компания, нечего сказать. "Что же, Оля, вас это удивляет?, - спрашивают знакомые. - Мы ж уже давно вам говорили, что тут - сценарий, больше ничего". А я не уверена, что "больше ничего". На тусовке были далеко не все люди, которых я изо всех сил продолжаю уважать и любить. И я перечислю их: Ирина Петровская, Ксения Ларина, Юлия Латынина, Ольга Журавлева, Евгения Альбац. Не говоря уже о постоянных гостях и участниках передач, таких как Виктор Шендерович или Михаил Веллер. И они сегодня молчат. Нет выхода. Нужно ждать, когда пройдет время и всё уляжется.

Орут иные. Усков, например. В своей стилистике "вы не завидуйте, быдло!" Простите меня, но, б@дь (!!!), а мы и не завидуем! Мы смотрим и удивляемся. У нас в головах вдруг всё прояснилось. А до этого был, оказывается, туман! Всяких там интеллигентских кухонных надежд! Кстати, надежд не на Ускова уж никак. Для меня фото Венедиктова с Леонтьевым, и даже не тот факт, что они оказались вместе в кадре, а то, какие у них при этом выражения лиц, - вот это фото развернуло на сто восемьдесят градусов практически всё, что я связывала с этой станцией! А связывалось с ней у меня больше, чем можно себе представить. Это то, что меня удерживало от мыслей отсюда уехать. "Закроют "Эхо" - уеду". Были и ещё кое-какие ниточки, которые уже практически оборваны. Теперь и это.

Да, ничего тут удивительного. Обычная тусовка доброжелательно относящихся друг к другу приятелей, которые были знакомы и приятельствовали "ещё до всего". Да, именно до всего. И факт, что несколько дней назад они не постеснялись выкладывать эти фото, говорит не просто о том, что, в целом, это глупо. Просто глупо это выглядело бы ещё несколько лет назад. Сегодня это выглядит чудовищно, потому что произошли, происходят и обязательно будут происходить события из области прохождения точки невозврата. Это "всё" уже позади! И тут не пропаганда. Не депрессия. Тут особое понимание степени чудовищности. Везде, во всех сферах. В действиях и планах этой власти на нас. А они, участники того тёплого вечера, ещё не поняли. Они тусуются с шампанским.  Вот это противоречие и не даёт покоя.

Я мечтала работать на "Эхе". Говорю вполне серьёзно. И уважение к главному редактору, а также и к Александру Плющеву, и к другим извиняло все недоразумения в том же ключе, что происходили и в последнее время. Но тут всё вдруг обозначилось настолько ясно и просто для меня…

Да, и еще манифест Рябцевой. В ту же, ноябрьскую кучу. Не понимаю, друзья!

Этими "фотками" они и нам вроде бы хотят сказать: "Друзья, да расслабьтесь. Вы всё равно будете жить так, как решим мы - наша дружная команда, где мы просто-напросто распределили между собой роли".

Это всё.

А, нет! На днях Александр Пархоменко вдруг в эфире (правда, ещё до фото) с пафосом сообщил: "Вы, дорогие радиослушатели, тоже виноваты в том, что свободы слова уже нет". В точности не помню, как именно сказано было, но был точно такой. Тут же спохватившись, он добавил: "Но если вы слушаете "Эхо", то ситуация небезнадежна". По-моему, даже, "вы небезнадёжны". Этот фрагмент без труда можно найти. Спасибо! Мы, оказывается, ещё небезнадёжны:)

Tags: Страна
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments