Ольга Ключарева (olgakl1971) wrote,
Ольга Ключарева
olgakl1971

Тактильность. По поводу свершившейся поездки и вступления в старое-знакомое

В аэропорту Шарль-Де-Голль есть особая зона. Такая - во всех аэропортах, но там она почему-то располагается так, что ты её не забудешь. Даже чисто визуально. Она огромная и какая-то очень автономная от всего аэропортового бытия. Как увидите дальше, - там и особые люди работают.  Вы её знаете тоже. Когда сдали багаж, - проходите на паспортный контроль. Там, из окошечка, вам посмотрят в лицо, а потом в ваш паспорт, шлёпнут штампик, пожелают счастливой дороги. А затем вы пройдёте к лентам и рамкам, где вас в последний раз просветят и досмотрят то, с чем вы собираетесь войти в самолёт. Вы кладёте в особое корытце все свои сумочки-телефоны-часы, отвечаете отрицательно на вопрос, остались ли на вас металлические предметы, а также электроника, и проходите через рамочку.
Раздаётся резкий звон! Это не впервые со мной. Звенит титан в моей ноге. Случается примерно через раз. Скажем, в Турции, бывает всегда, а вот в Великобритании не произошло. Я не очень беспокоюсь. Обычно просят пройти через рамочку ещё раз, а после этого просвечивают специальной штукой. Привычно отступаю назад, не глядя ни на кого, и прохожу ещё раз. Звон! Тут только поднимаю глаза и вижу, что французы - все, кто есть из сотрудников этого зала - оторвались от работы и застыли. Напомню, катастрофа с нашим самолётом произошла 31го, улетала я утром 1го ноября.
Дальше все приличия отходят на второй план. Особая зона есть особая зона, повышенные меры есть повышенные меры. И вот тут, в ту самую минуту, когда молодая (у неё ещё даже подростковые прыщики не прошли), но сильная и жёсткая чернокожая сотрудница в брюках и рубашке стала, глядя на меня очень пристально и со смесью раздражения и сознания своей, в эту минуту, полной власти, натягивать на руки резиновые перчатки, - я поняла одну штуку: вот он, переход через границу! Сейчас она начнёт меня шмонать. Сейчас они станут выпытывать, что такое звенит, а рентгеновский снимок с историей болезни у меня в этот раз, как назло, в багаже! Всё закончилось. Всё позади, а впереди ещё неизвестно что. Жизнь замерла в этой «чистой» зоне, и теперь я в руках молодой негритянки. В её руках я была минуту. Она быстро, но не сводя с меня глаз, обхлопала и прощупала все складки, вывернула наружу воротник и рукава, все прощупала. Уходить никуда не заставили. На словах я пояснила, что звенит, показала в телефоне фото своего рентгена, они не стали требовать показать снимок и как-то очень быстро потеряли ко мне интерес и растворились. Я даже не сразу поняла, что свободна. Видимо, помимо прочего, они обучены распознавать ещё какие-то психологические вещи, которые считывают в поведении.
Так вот, о тактильности. Тактильность - вещь в нашей жизни особая. Когда к тебе профессионально прикасается сотрудница аэропорта, откуда ты должен вылететь вовремя, потому что хлопотно менять билет, что-то пробивать в этом смысле, решать какие-то мелкие проблемы в этой связи, - в тебе перестаёт что-то жить. Ты спокойно ждёшь, когда пройдёт минута и станет что-то ясно. И именно её прикосновения посылают в твою нервную систему эти сигналы. Минуя даже мозг.
Итак, эта самая «чистая» зона стала символом возвращения домой. Где уже в первый день после приезда я увидела такое знакомое, закрытое и злое лицо соседки, которую я когда-то, очень давно, попросила не звать часто маму «на пироги», ибо диабет, и с тех пор она перестала здороваться. Где в автобусе совершенно пьяное чмо, дыша перегаром и свежачком, навалившись всем своим весом, не хотело пускать вперёд («Выйдешь и пройдёшь, когда я захочу!»). Где ты вновь и вновь видишь, встречаешь эти пустые серые лица. Где никто не приветствует и не прощается. Тактильность!
В первый свой день во Франции, в гостинице, которая стоит на самом краю деревни, в чистом поле, за завтраком я оказалась в компании человек двенадцати пенсионеров, которые путешествуют по Франции на машинах, смотрят разные свои города. Первое, что ошеломляет - улыбки. Второе - обязательное, непременное «Бонжур!» Тёплое, искреннее. Просто потому, что человек, что он тоже, как и они, остановился в этом отеле, что его можно расспросить, предложить ему варенья, мёда, хлеба. И рассказать что-нибудь о себе. Тоже тактильность!
Везде - направленность к человеку. Везде - поиск контакта. Только в Париже это теряется, размывается. В провинции сильно, активно. В булочной Динана, где работает точнейшая, филигранная копия Алена Делона времён «Рокко и его братья»! Эта «копия» обслуживает стоящую перед тобой в очереди бабульку с палочкой-костылём. Помогает ей упаковать в сумки хлеб и пирожные, расспрашивает о чём-то и отвечает. Знакомы. Потом он приветствует тебя. Смотрит, улыбается, старается понять, что тебе нужно. Понимает, радуется. Всё делает быстро, желает счастливого пути. А ты выходишь и догоняешь бабульку. А она уже помолодела лет на двадцать, и палка ей не нужна. Тактильность! Так - везде: в музеях, в гостиницах, в автобусе (когда спрашиваешь что-нибудь у водителя, просишь помочь и точно и чётко знаешь: поможет!), в тех же булочных и магазинах.
Тактильность - это далеко не физическое. Слово, взгляд - во всём желание пойти навстречу.
И вакуум тактильности или её неприятные свойства и проявления - здесь. Как резко ощущается эта разница, когда приезжаешь!
И я не говорю, не утверждаю, что там всё идеально. Нет. Поэтому и рассказала в самом начале о том, что было в аэропорту. Неидеально нигде. Даже в придуманном людьми раю. Вопрос - в степени, соотношении и балансе. Только в этом.
Tags: Страна
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments