Ольга Ключарева (olgakl1971) wrote,
Ольга Ключарева
olgakl1971

Катя

Третий день не идёт из головы девушка одна. Мы лежали в больнице. Мне собирали кость в ноге и скрепляли её шурупами на железке, а она третий раз подряд ломала лодыжку. То на одной ноге сломает, то на другой.
Чего я её вспоминаю третий день - один бог знает, но знаю, что если вспомню, то что-нибудь с человеком произошло. Не обязательно плохое.
Девушка была опиумная наркоманка. Ежедневной её заботой было дозваниваться до каких-то друзей, потом бежать полуодетой вниз на улицу и через забор проводить обмен: зелье-деньги. Ещё она почти не слышала и почти не могла разговаривать. В остальном была очень симпатичным, весёлым человеком. Хорошо помню её почерк. Так, через записки, было легче общаться. А у меня почерк отвратительный, у неё каллиграфический, и по этому поводу мы много смеялись. Мы подружились. Ну, насколько это возможно. Под вечер, когда всё было у неё уже готово для приготовления особых сигарет, она шла в туалет. После первого раза выходила быстро. Затем визиты туда растягивались на часы. Там же она засыпала и часто валилась на пол. Катастрофа.
Её навещали папа и мама. Папа тоже не мог говорить почти. А мама была прекрасная. Я таких людей вообще видела всего несколько человек.

Так вот, в один прекрасный день, привезли меня после операции (как раз железо на восьми шурупах к кости прикручивали) и положили на кровать. Наркоз там был местный - это когда укол в спинной мозг, и у тебя остаётся (по ощущениям) в распоряжении только верхняя половина тела. А нижней будто нет. В этом удивительном состоянии я просуществавала пару-тройку часов после операции. А когда стала наступать ночь, все поели-попили, уколы прокололи, феназепамом закинулись и уснули, - я нижнюю свою часть как раз и почувствовала. Привет! Давно не виделись. Ничего подобного не испытывала никогда. Если бы сказали лезть на потолок с условием, что эта боль кончится, - полезла бы. Рванула бы. Если кто когда-нибудь мучался с камнями в почках, - знайте: это подарок по сравнению с той болью.
Пришёл дежурный врач. Говорит: терпите, наш специалист, который может сделать вам сильный укол, - ушла уже.
Вашу мать, почему она ушла, а больных вы оперируете и оставляете с отходящим наркозом на ночь? Вопрос, конечно, в пустоту.
Лежу, терплю. Уже не могу.
А девушка та (Катя её звали) - рядом. Она всё время была рядом. Сидела и смотрела. Ходила к этому дежурному. Просила. Возвращалась. Снова шла. Как полицейский. Как охранник. В один прекрасный момент я услышала её голос в коридоре. Это был очень низкий, очень громкий и угрожающий голос. Скорее, рёв. Она ведь не разговаривала. Попутно она там что-то у них ещё расколотила, швырнула на пол. Возвращается. Показывает мне знаками: "Сейчас придёт!" Через десять минут входит врач со шприцем с морфином.
Катя меня спасла.
У нас действительно буквально всё зависит от человека, которого встретишь на пути.
Катя, я тебя помню.

Tags: Медицина, О себе
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments