Ольга Ключарева (olgakl1971) wrote,
Ольга Ключарева
olgakl1971

Осташево. Часть 2. Вагон - в вечном тупике

IMG_7897

Начало здесь.
Во второй раз я приехала в Осташево в середине сентября. Мы заранее договорились с уже знакомой сотрудницей музея - очень славной женщиной. Но перед этим я решила позвонить по телефону, который указан на сайте в качестве официального, и справиться о часах работы. "Добрый день. Это музей?" - "Нет! Это морг! И свободными местами мы сегодня не располагаем!" Оказывается, это бывший то ли директор, то ли сотрудник музея. Его телефон до сих пор болтается в базах данных, и он таким образом развлекается со звонящими.
Приехала. Сначала - вновь в школу, где теперь музей. Опять показали всё, рассказали, встретилась с хранителем, ещё раз посмотрела экспозицию, но вновь при этом убедилась, что хоть и разложены на столах печатные материалы - смореть их как-то нежелательно:) Нет, ну как? Если лежит журнал или книга - их же хочется пролистать, верно? А значит, как минимум, остаться на час-полтора. Но тебе дают понять, что и времени нет, и условий нет и вообще - лучше пойти уже отсюда, потому что тут школьники будут на экскурсии. В общем, не очень понятно. Кроме того, ты понимаешь, что тебе не слишком доверяют.
Дальше картина меняется. Сотрудница, которая и доверяет, и угощает, а затем собирается и едет к усадьбе, а потом мы вместе начинаем гулять, олицетворяет собой некий идеал, безусловно. Делится всем, что знает. Проходим усадьбу, развалины все эти, затем заходим в парк, где стоит и сияет отлично выглядящий Ильич. И тут уже идёт совершенно другой разговор - мол, и это надо сохранять, и Ленина вот, и мама моя, несмотря на то, что чуть не угодила в лагерь, всё равно сталинистка.
И вот так, по кусочкам, по каким-то мельчайшим деталям, складывается общая картинка среды... Потом идём к школе, которую основал и построил Константин Константинович (если кто не знает - тот самый "К.Р.", тот самый отец семейства, к коему принадлежал и Олег, о котором мы уже говорили в прошлый раз). В школе теперь - офис "Мои документы". По дороге встречаем учительницу действующей школы, которая располагается точно напротив, на другой стороне улицы. Знакомимся. Учительница радуется - вот, наконец, приехал журналист, и можно поделиться своими записями и архивами по месту. Даю визитку. Визитку оставляю и в музее. До сих пор - тишина. Так у нас всегда: человек перед глазами - хорошо, с глаз долой - из головы вон.
Никого ни в чём не обвиняю, никого не осуждаю. Всё это - данность. И - среда...
Под катом, помимо фотографий, будут выдержки из дневника Олега Константиновича и моё небольшое дополнение к отличному рассказу о нём. Дублирую ссылки на рассказ (не пожалейте времени, прочитайте, это редкие тексты!): первая частьвторая часть. (Дополняю 14.12.2018. Тектов по этим адресам теперь нет. Но полная версия рассказа Михаила Кожемякина - здесь, на другом ресурсе).

Да! А первое фото - задворки усадьбы. Очередная детская площадка на очередном поле, с которым непонятночтоделать:) Ну, а второе фото, надеюсь, в комментариях не нуждается.

IMG_7996




Вот так закончилась жизнь человека, который до своего последнего, 21-го, года, успел сделать поразительно много. Заслуживает уважение его активная деятельность по изданию рукописей Пушкина, в которого Олег был влюблён. Вообще, он, случалось, настолько сильно и безоглядно чем-то увлеклся, что остановить его было трудно. Рукописи Пушкина фотографировались. Но беда была в том, что, оказывается, фототехника того времени, будучи неспособна передавать мелкие нюансы, искажала написанное, и Олег самоотверженно недочёты выправлял.
Ему очень хотелось быть литератором и поэтом, он начинал думать в этом направлении, делал наброски, трудился, как видно, упорно. Не хватала опыта, и, кажется, таланта. Но благодаря и дневнику, и литературным наброскам, имеем теперь целостную и удивительно яркую картину самой атмосферы времени...
Думал, делал, не боялся учиться. Очень сильно отдавался вере. Даже где-то - до абсурда, на мой взгляд. Будучи в Бари, существенно ускорил строительство церкви Николая Чудотворца.
Война, а также неуёмное желание молодого человека показать себя в боях и самому себе в очередной раз доказать, что он чего-то стоит, перечеркнули всё, в том числе и его жизнь.





Храм над могилой Олега. Но могила была выпотрошена, тело выброшено на дорогу, на ту самую милую липовую аллею, о которой с любовью Олег писал в дневнике, в своих "Сценах из моей жизни". Выбошено, по-видимому, теми же самыми крестьянами, которые ещё помнили его при жизни, которые хоронили его и молились за упокой его души. Что-то переменилось. В головах и душах. И, как мне кажется, тот самый чудовищный импульс, тот самый щелчок (подобный катастрофическому импульсу, заставившему предков человека заговорить - есть такая теория), который спровоцировали тогда варвары, даёт время от времени себя знать до сих пор.

IMG_7899


IMG_7903

Из-под свода храма - вся та же самая природа. Которая - единственная на земле - никому ничего не должна.

IMG_7906


IMG_7910


IMG_7918


IMG_7919

Уже осень наступает.

IMG_7922


IMG_7936


IMG_7938


IMG_7943


IMG_7944


IMG_7947


IMG_7949


IMG_7961


IMG_7962

Олег - третий слева.



Мы продолжаем гулять по Осташево. Разговариваем... Моя собеседница рассказывает буквально о каждом доме и каждой семье.

IMG_7964


IMG_7967

И приходим назад, к усадьбе.

IMG_7974


IMG_7976


IMG_7989


IMG_7992


IMG_7993


IMG_7994

Прощаемся и с Олегом. По-моему, он был удивительный парень! Не то чтобы наделённый выдающимся талантом, но какой-то очень верный по сути и самоотверженный. Вот сидит над своим Пушкиным и не знает ничего. Что уже очень скоро погибнет, а ещё через несколько лет трупом будет валяться на дороге в своём любимом Осташеве...



И несколько выдержек из его дневников - только совсем немного и из ранних. Посмотрите, почувствуйте, как изменилось с тех пор время и вся наша жизнь.

Тексты привожу по изданию:
ДНЕВНИК КНЯЗЯ ИМПЕРАТОРСКОЙ КРОВИ ОЛЕГА КОНСТАНТИНОВИЧА, 1900-1914гг.

(Москва, 2016) Составитель, автор предисловия, комментариев, биографического справочника Т.А.Лобашкова.



Вполне современная фотография, правда?



Информация об издании; информация о другом издании об Олеге; информация о серии. Интересующимся - рекомендую эти книги!
О князе Олеге Константиновиче - в Википедии.


"19 августа 1900 г. (7 лет - О.К.):
Вчера я встал, оделся и помолился. Потом мы пошли пить чай. После того, как мы его выпили, мы пошли вниз. Раньше того, как мы пошли вниз, нам говорил Матвей Илларионович, что надеть на русскую прогулку, играли в волан, и хитрил над Костей и говорил, что он плохо играет в волан, только для того, чтобы он мне дал играть в него, и я у него просил и почти что не заставлял его, чтобы от меня дал играть в волан с Гаврилушкой и делал так, чтобы Гаврилушка захотел бы играть в волан. Потом мы пошли вниз, я взял мою шинель, и мы все вместе пошли к старшим братцам.

20 августа 1902 г.
Вчера я встал и помолился. Раньше того, я в кровати горевал, что будут уроки. Потом мы пошли пить чай. Потом мы пошли с М.О. к В.И. (это наш садовник). Мы был недовольны, но М.О. просто не хотел идти к В.И. Потом мы стали учиться. У меня была одна задача, которую я решил хорошо, и думал тогда, когда говорил.

4 ноября
Ужасно был нетерпелив. Говорил то, что не нужно. Сердился и говорил ненужные вещи. Подлизывался. Была лень. После завтрака спал. Обижался, когда говорили правду. Хотел, чтобы хвалили. Говорил ненужные вещи.

30 июня 1904 года.
Наш веселый отъезд в Осташево на каникулы. В Петербурге мы встали вместе с братцами 7 1/2 ч. Провели ночь в одной же комнате с Иоанчиком и Гаврилушкой. Это было 19 июня. Костя и я запоздали в Осташево из-за свинки.
<...>
Мы приехали к вокзалу. Через несколько минут поезд тронулся. Мы ехали очень весело. Днем Алексей Михаилович читал нам рыбаков (Григоровича). Завтрак и обед были очень вкусные. Вечером мы на одной из станций хотели пойти погулять. Алексей Михайлович сказал надеть шинели. Нигде шинелей не было. Оказалось, что нам передали шинели, когда раздался 3-й звонок. В вагоне с нами ехали Сергей, Бегайкин и белка. Ночью мы спали на верхней кровати. Утром, часов в 9, видна была из вагона Москва.
<...>
Мы сидим и ждём шинели. Мы их оставили в Петербурге. Первый и второй звонки пробили. Вдруг видим: на лихаче летит человек с шинелями.
<...>
Наконец, приехали в Волоколамск. Нас встретил Егорушка и сказал, что у Игоря Константиновича свинка. При въезде в Осташево крестьяне кричали: "Ура". На крыльце нас встретила Татьяна Константиновна с цветами в руках.
<...>
После 10 августа 1904 года.
Крестины Наследника Цесаревича.
Нас всех вызвали из Осташева на крестины Алексея (Наследника).

16 августа.
<...>
Когда я был за решеткой (во время крестин Наследника у Олега закружилась голова, его отправили к решетке, где можно было присесть - О.К.), я сидел у наследника Алексея Николаевича. Он очень миленький. Все время играл пальцами.
<...>
Письмо Государю на рождение Наследника.
Дорогой Крестный!
Поздравляю Тебя и дорогую Тетю с Новорожденным Сыном! Поцелуй Ему, пожалуйста, от меня маленькие ручки, "обойди его горе и приласкай счастье!"
Это лето мы провели в деревне. Деревня и ее обитатели произвели на нас очень и очень приятное впечатление. Обстоятельство это заставило нас полюбить деревню и привязаться к ней. Часто мы бывали на полях и сенокосах, помогая крестьянам в их работах. Только Ты не думай, что "мы пахали". Лето прошло незаметно, и на следующей неделе трогаемся в город. Приближение учебного года меня очень радует. Боюсь только, как бы при проездах не прозевать Наследника Цесаревича. Пожалуйста, еще раз поцелуй от меня Его и Твоих дочек. Крепко обнимаю Тебя и Тетю Аликс. Мои сестра и братцы поздравляют Тебя и Тетю с радостным событием.
                                                                                                                                                                        Твой Олег.

18 января 1905 года
<...>
Я напишу, что о себе думаю.
Я умный, по душе хороший мальчик. Слишком о себе высокого мнения. У меня талант писать сочинения. У меня талант к рисованию. У меня талант к музыке. Иногда я обманывал, и даже часто. Я себе закрываю руками правду иногда. Я нервный и вспыльчивый. Я самолюбивый.
<...>
В человеческом смысле человек не один, с ним совесть. Человек может всегда себя успокоить, что он не один, что с ним Бог. Иногда, не знаешь, как поступить, спроси совесть. Иногда, можно так рассудить, что Вам неприятнее сделать, то сделайте. Кроме того, говорите всегда правду. Для чего неправда. Вы отвечаете: "Для того, чтоб не узнали". Уверяю Вас, если теперь не узнали, потом всегда узнается.

23 мая 1905 года
<...>
Вот какие глупые вещи я писал в дневниках. Надо не такие вещи писать в дневнике. Надо писать такие вещи, чтоб можно было бы понять, что они выходят из глубины души человека. У меня тут есть душевные вещи. Когда я был 10 лет, то я писал глупую галиматью. Теперь я умнее, и пишу уже не галиматью.

21 июня
Я так люблю книгу "Юношеские годы Пушкина", что мне, кажется, что я также в лицее. Я не понимаю, как можно прочитать эту книгу. В этой книге моя душа. Мне нравится очень друг А.Пушкина Пущин.
(Это о книге В.П.Авенариуса "Юношеские годы Пушкина. Биографическая повесть". СПб., 1899 - О.К.).










Tags: Осташево, Подмосковье, Фотографирую
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments