Ольга Ключарева (olgakl1971) wrote,
Ольга Ключарева
olgakl1971

Category:

Мемориальные чтения памяти В.В.Бибихина в Бежецке

26 октября, собираясь уезжать из Бежецка, я решила напоследок заглянуть к моим друзьям, в библиотеку, на Садовой улице. У меня возникла идея предложить своё содействие в готовящемся событии. Событии для Бежецка, на мой взгляд, пока должным образом недооценённом. 1 и 2 ноября здесь готовились принять группу специалистов, учёных, философов и филологов для проведения мемориальных чтений памяти В.В.Бибихина.

Нужно сказать, что идея моя имела и корыстный свой расчёт. Мне хотелось, чтобы именно на мою камеру и на матрицу именно моего фотоаппарата, а также при непосредственном моём участии всё это было запечатлено! Уверена, что это ещё не просто пригодится - по тому, что мы увидели и услышали, будут (это нисколько не преувеличение!) выстраиваться многие векторы в области философии и филологии в довольно далёком будущем! Самобытный, абсолютно гениальный феномен Владимира Вениаминовича, его знаменитые лекции и его труды, а самое главное, его уникальные мысли и идеи оказались, как и ожидалось, в том числе и мною, высвечены через выступления участников.

Первая часть длится более пяти часов, вторая - более двух. Мне совершенно ясно, что если я, спустя пару недель, пересматриваю это с восторгом, то вовсе необязательно (и наверняка - нет!) многие другие будут делать это. Тем более, что это сложно. Действительно сложно. Без подготовки это не осилить. Но в первой части необходимо послушать доклад С.С.Хоружего "Мир энергичного покоя" (примерно 29 минута видео), а во второй части, что находится под катом, - эмоциональное выступление А.В.Ахутина (1:45:36 минута видео). Да, хотя бы эти два выступления.

Далее. Мои пять копеек ко всему. Владимир Вениаминович Бибихин был открыт мною впервые не через великолепные и мощные его философские труды, не через переводы и не через лекции. Первое, что я прочла у Бибихина, было рецензией 1965 года на спектакль Театра Сатиры "Над пропастью во ржи" с молодым Андреем Мироновым в главной роли. Очень молодой человек, примерно 27 лет, являлся и автором рецензии.  Я не могу сказать, что ни до, ни после Бибихина никто не писал и не анализировал подобным образом спектакль. Но совсем в небольшом, ёмком, без единого лишнего слова, ясном тексте было сказано совершенно всё: и о смысле произведения, и о смысле постановки и об осмыслении автором увиденного тем вечером 1965 года. При том, что Владимир Вениаминович не был в своей основной направленности и деятельности ни театральным критиком, ни исследователем театра, он создал, на мой взгляд, лучшее из написанного об Антонене Арто в своём очерке "Поэт театральных возможностей". Вот, вкратце, таковыми были мои первые впечатления.

Философ - один из самых мужественных людей на земле. Он остаётся один на один с миром, который ему отведено судьбой вскрыть и осмыслить. Если после этого остаются слова и остаётся философ вообще, сам по себе как человек, если он успеет сделать это - он должен попытаться облечь в слова осмысленное, вскрытое. Это почти никому на свете непонятно! Непонятно до конца и мне. Это ясно только им. И эта ясность - глубочайшая катастрофа их жизни. Мой любимый А.М. Пятигорский имел возможность в некоторой степени "прятаться" и за своим спасительным буддизмом (да, эта культура и эта философия дают, предоставляют исследователю некий спасительный островок), и за своей иронией. Он, как мне кажется, был сильнее Бибихина. Бибихин же был (рискую сказать это) во многих им осмысленных и облечённых в форму вещей - яснее, он пошёл дальше. И это чрезвычайно ясно выражено в ходе одной интересной их встречи.  И тут (опять-таки, это только моё мнение) дело ещё и в том, что Пятигорский, как он выражался, вовремя покинул комнату с накрытым столом (уехав), а вот Бибихин долгие годы смотрел (в буквальном смысле, много раз просто не принося никакой еды домой из пустого магазина) на стол, где не было абсолютно ничего.

Последнее. (Но у меня очень много есть что сказать ещё). Бибихин, несмотря на то, что подробно и скрупулёзно восточными практиками, философией и культурой не занимался, сумел, на мой взгляд, гораздо лучше прямых специалистов по даосизму, вскрыть суть пресловутого понятия (хотя и понятия-то никакого нет) "ничто", "недеяния", "неделания" (кто как переводил и трактовал это). Тезисы, разбросанные в его работах во множестве, где содержится его понимание этой сложнейшей загадки, оставленной нам древними философами, доказывают, с какой необыкновенной прозорливостью и скрупулёзностью он подошёл, том числе, среди многого, и к этой загадке! Он пробует оценить, взвесить это через ощущение человеком целого. Но не только "ощущение человеком", а самостоятельности, самости "целого":


"На целое нельзя указать: вот оно, но только в его свете я опознаю́ часть. Способ существования целого странный. Он такой же, как способ существования мира. Оба никогда не в том, на что я укажу; они скрыты в моем указывании, опережают мое указывание и делают его возможным. Одновременно дарятся мир пониманию как его начало и понимание — жизни как ее смысл. В понимании существо человека".
("Язык философии").

"
Человек говорит, мир молчит. Что бы ни говорил человек, мир не нарушит своего молчания. Никакими усилиями человек его из молчания не выведет, словами не заговорит. Мир молчит, человек его хочет понять: расслышать. Это значит: на самом деле мир говорит; человек хочет своим словом ответить миру. От неудачи он расстраивается и силится фиксировать мир, устроить его. Мир не такая вещь, чтобы его можно было устроить. Миру надо уступить. Надо дать ему слово".

("Язык философии").

Иронизирует....
"
…Когда БЫТИЯ мало, думают, что надо сказать торжественнее, «бытийство», будто бы получается совсем крупно и возвышенно; тогда получается, что можно и выше: «бытийствование», и «бытийственность», вот это уже совсем важно, крупно, хорошо".

(«Чтение философии»)

"Вещи не обязательно должны иметь смысл. Луна стоит на небе и сводит с ума. Мысль не обязана искать для луны смысл, хотя может найти, и очень быстро, и богатый... Я скажу, что стоять замерев на месте и без искания смысла глядеть и глядеть поражаясь на луну, и не знать, зачем глядишь, и зачем луна, и что выйдет из глядения, и приходить в ужас от этой безвыходности, и завораживаться еще больше, еще безвыходнее и согласиться лучше сойти с ума, чем стряхнуть с себя очарование — что в этом больше мысли, чем в искании «логической, например, числовой закономерности» (Лосев) движения луны по небу".

(«Энергия»)

И ещё. Совсем последнее. О том, как он чувствовал и понимал ситуацию вынужденности накопления, владения, материального мнимого "благополучия" человека и его неотвратимую катастрофу (которую "накапливающий" не чувствовать не может) отказа, расставания, выбрасывания:

"Расставание и принятие — одно настолько, что можно спросить, настоящее ли вообще принятие без расставания. Оно не настоящее, всякое такое условное принятие заряжено потом бунтом, разрушением. Пример: жест человека в богатой машине, выбросить на остановке из окна на проезжую часть смятую бумагу, окурок. В этом жесте — он похож на отчаянный сигнал заключенного, прочно скованного в тюрьме, тем более прочной, что он сам ее автор (по Кьеркегору, самые прочные тюрьмы наши самим себе), что он выбрасывает, в сущности всю эту ситуацию, — где он как будто бы охотно принял деньги, машину, богатство. Панический жест".
А как он осмыслил, буквально в нескольких дневниковых строчках, Балабанова!

"Балабанов. «Про людей и уродов». Трудно добраться до секрета. Он тот, что πορνεία переливается во всякий взгляд, разгадана ее тайна: как остекление эрекции. Способы убийства: резко вдруг в живот, как взрезать. Взрезание города, каналы как вены, проход пароходика с каменнолицыми пассажирами. Взгляд, может быть наивно и нечаянно пропитанный одним. Жидкие жители, врач, инженер, домохозяин, близнецы, как тело для побиения, отхлестывания. Проход по коридорам тоже, как подъезд и проезд паровоза, как скользкое проникновение. Торжество езды на паровозе как переходный легкий момент той же πορνεία.
Узел в том — неразвязываемый, — что он (Балабанов) на себе пережил и выложил это заражение πορνείᾳ, до без конца, т.е. до предела".

(дневник, 2001)

Официальный сайт, посвящённый наследию В.В.Бибихина.
Группа ВКонтакте, посвящённая наследию.

Организаторы мемориальных чтений памяти В.В.Бибихина:
Институт Философии РАН;
Бежецкая библиотека.


Что же. Вот и всё. Надеюсь, что вам будет интересно посмотреть!










Tags: Бежецк, Личность, Мои видео
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments