Ольга Ключарева (olgakl1971) wrote,
Ольга Ключарева
olgakl1971

Categories:

ЛЕГЕНДАРНЫЕ «БЕССМЕРТНЫЕ» ДАОССКОГО ПАНТЕОНА ФОРМЫ, ОБРАЗЫ, ЗНАЧЕНИЕ



Множество причудливых образов и персонажей существует в религиозно-философских традициях Китая. Такое множество, что даже элементарно подсчитать их – дело труднейшее. Каждый из вроде бы определенных персонажей может оказаться прообразом еще двух-трех. Но среди всего этого сонма особо выделяются Восемь Бессмертных.  Изначально они существовали в облике живых людей – таких, как мы с вами. Это реальные исторические лица разных эпох, которых от обыкновенных смертных отличало лишь одно –  они познали секрет достижения вечного бытия. «Бессмертие» - определение,  в данном случае не отражающее всей сути.

 

 

Способы достижения состояния бессмертия - разные (на небесах, на земле, либо сразу после  смерти физического тела). Культ Бессмертных героев с течением времени изменялся и обогащался все новыми интересными подробностями. В IVIII вв. до н.э. он зарождается в практиках магов восточных царств, далее органично входит в  даосизм философский, а затем, претерпев различные трансформации, - в даосизм религиозный.

 

 

            Познакомимся поближе с Бессмертными

           ЛАНЬ ЦАЙ-ХЭ. Пожалуй, самый интересный и неординарный Бессмертный. Это уличный певец, нищий, который все время собирает подаяние и нанизывает монеты на шнурок, который постоянно тянется за ним по улице. Монеты Лань Цай-хэ раздает беднякам и таким же нищим, как он сам, но чаще деньги теряются. А Лань Цай-хэ нисколько не страдает и продолжает распевать свои песни о быстротечной и полной превратностей жизни. Его синий халат вечно рваный. Лань Цай-хэ утепляет его ватой. Только почему-то делает он это летом. Зимой же его нередко можно увидеть валяющимся на снегу. Одна его нога – в валенке, другая – босая. Он всюду носит с собой бамбуковые дощечки, стук которых служит ему аккомпанементом, когда он поет песни. Он завсегдатай кабачков и винных лавок, веселый балагур и рассказчик.

        Однажды, во время шумного веселья близ озера Хаолян, где Лань Цай-хэ пил вино в местном кабаке, в небе показался журавль. В тот же миг раздались чарующие звуки тростниковой флейты. Собутыльники Ланя с удивлением наблюдали, как этот горький пьяница вознесся на небо и с той поры стал бессмертным. Все, что осталось от него в нашем бренном мире, - это единственный сапог, халат и бамбуковые дощечки, упавшие на землю с небесной выси. 

         Но на этом чудесная история Лань Цай-хэ не заканчивается. Через некоторое время (в поздних мифах) он преображается в фею цветов, носившую корзину, наполненную хризантемами и веточками бамбука (символ бессмертия). Теперь это покровитель садоводства. Нередко он на время вновь становится мужчиной.     

 

       ЛЮЙ ДУН-БИНЬ. Родился, согласно легенде, 14-го числа 4-й луны 798 года. В момент зачатия к постели его матери спустился на мгновение белый журавль. Люй Дун-бинь имел необычную внешность: шея журавля, спина обезьяны, туловище тигра, лик дракона, глаза феникса. У него были очень густые черные брови, а под левой бровью – черная родинка. Люй Дун-бинь имел необыкновенные способности – за день он запоминал текст в 10 тысяч иероглифов. Когда Люй Дун-бинь вырос, он решил посвятить себя служению на поприще чиновника. Но однажды повстречал в горах Лушань (сейчас – провинция Цзянси)  отшельника-даоса Чжунли Цюаня, который обратил его в свою веру, а также научил разным диковинным вещам: магии, фехтованию и искусству становиться невидимым. Потом, когда Люй Дун-бинь с успехом прошел десять трудных испытаний, он удостоился чести владеть чудесным мечом, с помощью которого сражался со злыми драконами. Существует и несколько иная версия встречи Люй Дун-биня и Чжунли Цюаня. Согласно ей, Люй Дун-бинь вместе с семьей вынужден был бежать в горы Лушань  в пятидесятилетнем возрасте. Чжунли Цюань взял его в ученики, а Люй Дун-бинь поклялся ему в верности и пообещал помогать другим людям в постижении Дао. Под видом торговца маслом он спустился в селение и нашел там людей, которые жили очень бедно. Он дал себе слово поддержать тех из них, кто честен.  Так, он помог одной старушке, опустив в ее колодец несколько зерен риса, в результате чего вода в колодце превратилась в вино. Старушка, понятное дело, быстро поправила свои дела и разбогатела.

 

ЛИ ТЕ-ГУАЙ. Фигура эксцентричная, персонаж чрезвычайно многоплановый       в своих проявлениях. «Ли по имени Железная клюка» - так переводится его имя. Версий его появления на свет, действий и предназначений существует множество.  Вот одна из самых распространенных и в то же время очень занимательная. Ли Те-гуай с детства остался без родителей.  С ним была лишь его старшая сестра, которая его не берегла. Однажды его увидела Матушка Владычица Запада Сиванму. Ребенок понравился ей, и она взяла его к себе на воспитание. У него на ноге была незаживающая рана, и Матушка вылечила ногу. Затем она посвятила Ли в свои секреты и открыла перед ним дорогу в бессмертие. Ли познал великое Дао и обрел много учеников. Однажды он решил отправиться в горы. Но его тело ему мешало, и он покинул его. Он предупредил ученика, что его дух вернется обратно в тело через семь дней. Ученику же строго-настрого наказал беречь тело, а если он по какой-то причине по прошествии семи дней не вернется, то сжечь его. Однако на шестой день ученик получил известие о болезни матери и, чтобы не оставлять тело на съедение диким зверям, сжег его раньше положенного срока, а сам ушел. Вернувшийся Ли обнаружил на месте лишь горстку пепла. Ли срочно нужно было искать какое-то другое тело, иначе он рисковал навсегда остаться духом. Первым попавшимся оказался труп нищего. Этот нищий был высок ростом, имел курчавую черную бороду и волосы, прихваченные железным обручем. Одна его нога была повреждена. Ли вселился в его тело.  После этого он пришел в дом ученика, который так его подвел, и дал его матери чудесное снадобье, после чего она быстро поправилась.

            Ли – собирательный образ различных даосских притч и повествований. Он также является символом и покровителем магического искусства и медицины. Его изображение нередко и сегодня можно увидеть на воротах аптекарских лавок.

 

      ЧЖУНЛИ ЦЮАНЬ.  Тот самый даосский святой, который наставил на путь Дао уже известного нам Люй Дун-биня. Однако в самом начале своего пути он – отважный воин. Согласно этой версии, он родился около двух тысяч лет тому назад, в эпоху Хань (отсюда и другое его имя – Хань Чжунли – «Ханьский Чжунли»). Однажды император отправил его на битву с тибетскими племенами. Войско Чжунли по ходу битвы должно было одержать верх. Бой подходил к концу. Но в это время в небе пролетал один из Бессмертных (некоторые источники утверждают, что это был Ли Те-гуай), который, увидев Чжунли, тотчас захотел обратить его в Бессмертные и наставить на путь Дао. Он подсказал неприятелю, как победить Чжунли, и тот потерпел поражение. Сам Чжунли вынужден был скрыться. Он долго бродил по степям и пустыням, пока не повстречал монаха, который отвел его к Повелителю Востока. Этот Повелитель был еще и покровителем всех Бессмертных мужского пола. Он повелел Чжунли отказаться от всех честолюбивых помыслов и мирских устремлений и все силы отдать постижению Дао. С тех пор Чжунли начал усердно учиться у мудрецов и со временем стал выдающимся алхимиком. Он научился превращать медь и олово в золото и серебро, а полученные драгоценные металлы раздавал беднякам. Однажды перед ним раскололась каменная стена, и он увидел нефритовую шкатулку. Он открыл ее и увидел свитки, в которых содержались наставления тому, кто решит стать бессмертным. Когда Чжунли постиг эту суть, к нему спустился с небес журавль. Чжунли сел на него и отправился в страну Бессмертных.

            Чжунли Цюань является святым для многих сект позднего даосизма, которые практикуют «внутреннюю» алхимию. Изображения его – различны, в зависимости от версии происхождения. Однако чаще всего он предстает в виде высокого, крепкого мужчины с курчавой бородой и татуированным телом. Часто ему приписываются способности выдающегося каллиграфа.

 

        ЧЖАН ГО-ЛАО. По-видимому, реальный человек, живший в VIII веке при императоре Сюань-цзуне и обожествленный даосами. Жизнеописание этого героя имеется в официальных историях династии Тан. В описании Чжэн Чу-хуэя он предстает даосом-магом.

        В легендах же этот персонаж появляется якобы с самого начала времен, когда в мире еще царит первозданный хаос. Другие  варианты историй о нем повествуют, что родился он во времена правления Фуси, причем не младенцем, а сразу стариком. Он умел делаться невидимым, обладал феноменальной памятью, хорошо помнил события прошедшего и точно предсказывал будущее. Чжан передвигался верхом на белом осле. Этот осел мог пробежать без устали десять тысяч ли за день. Когда Чжан приезжал на место, он складывал своего осла, словно лист бумаги. А когда нужно было снова пускаться в путь, он брызгал на осла водой, после чего тот оживал. Чжана обычно изображают верхом на этом осле, только сидящего задом наперед с бамбуковой трещоткой в руках. Иногда его изображение  под названием «Чжан, подносящий сына», можно видеть в комнатах для новобрачных. Таким образом, Чжан – еще и добрый предвестник пополнения семьи.

       Чжан – бессмертный старец – один из родоначальников поздних даосских сект мистического толка.

 

             ХАНЬ СЯН-ЦЗЫ. Прообраз реальной исторической личности с тем же именем, племянника известного в свое время приверженца конфуцианской морали Хань Юя (768-824 гг.). Хань Юй ненавидел даосизм и всячески препятствовал своему племяннику на пути постижения Дао. На противоборстве строгих конфуцианских правил и свободных даосских проявлений построены многие истории о Хань Сян-цзы. Так, однажды Хань Юю было приказано вызвать дождь. Приказ исходил от самого государя, и Хань не осмелился прекословить, хотя о том, как ниспослать дождь и сильнейшую засуху, не имел ни малейшего представления. Само собой, ничего у него не вышло. Тогда Хань Сян-цзы, приняв облик даоса, вызвал дождь. Благодатная влага пришла на землю, однако двор Хань Юя дождь обошел стороной. Это было своеобразным наказанием Хань Юю за пренебрежение к Дао. Однажды в доме Хань Юя был устроен пир. Собралось много гостей. Скромный юноша Хань Сян-цзы сидел в сторонке и никак себя не проявлял. Но вот дядя попросил его принести что-то к столу. Хань Сян-цзы поднялся, принес, что требовал дядя, а заодно поставил на стол небольшой тазик, который тут же, на глазах изумленных пирующих, стал наполняться землей. Затем из-под земли показались два молодых ростка, которые в ту же минуту превратились в прекрасные благоухающие цветы. Цветы причудливым образом изогнулись и образовали иероглифы. По другой версии, между двумя цветками проступила золотая табличка со знаками или же сами знаки появились в воздухе. Пораженные гости принялись читать эти иероглифы. Получилось вот что:

 

                    Облака на хребте Циньлин преградили путь, где же дом и семья?

                      Снег замёл проход Ланьгуань, конь не идёт вперёд.

 

      Гости и Хань Юй были так удивлены происшедшим, что не обратили внимания на пророческих смысл этих строк. Лишь некоторое время спустя, когда Хань Юй за выступление против буддизма был отправлен в ссылку, все стало ясно. Добравшись до хребта Циньлин, он не мог идти дальше – мокрый снег и дождь встали стеной на его пути. И тогда ему явился его племянник Хань Сян-цзы, который напомнил о стихах, несущих пророческий смысл. Всю ночь он наставлял дядю в вопросах Дао, рассказывая о чудесных деяниях даосов. На прощанье он подарил Хань Юю флягу из тыквы-горлянки. В ней было снадобье, излечивающее малярию.

             Хань Сян-цзы – любимый ученик Люй Дун-биня. Он стал бессмертным, когда упал с персикового дерева, к которому пришел вместе с учителем. Хань прекрасно играл на флейте и странствовал, развлекая жителей деревень и городов своей чудесной игрой. На звуки его нефритовой флейты слетались птицы и сбегались животные. Хань также нередко изображается с корзиной цветов в руках. Помимо всего прочего, он – покровитель садовников. Все, что зарабатывал Хань своими деяниями, он тут же раздавал.

       В даосских канонах Хань Сян-цзы предстает как великий маг и чародей.

 

      ЦАО ГО-ЦЗЮ. Реально существовавший исторический прототип этого бессмертного – сын первого министра сунского государя Жэнь-цзуна (1022-1063) и младший брат императрицы Цао. Цао Го-дзю, равнодушный к богатству, стремился к постижению даосского учения и рвался на волю. Наступил момент, когда выносить пребывание в императорских покоях он оказался не в силах. Он попрощался с императором и императрицей, которые подарили ему золотую пластину с надписью «Гао-цзю повсюду может ездить, как сам государь»,  и отправился бродить по миру.  Однажды он переправлялся через реку Хуанхэ. Когда он и его попутчики оказались на середине реки, лодочник потребовал плату вперед. Цао вынул свою пластину и показал ему. Тот в испуге сейчас же замолчал. Попутчики оценили положение и поняли, что и им можно не платить. Они принялись славить Цао. И только один даос-отшельник безмолвствовал. Потом он обратился к Цао и стал его укорять. Он говорил так убедительно, что Цао стало стыдно. Он без сожаления расстался с золотой пластиной, бросив ее за борт лодки.

       Цао Го-цзю считается также покровителем актеров. Изображается в парадной официальной одежде и с кастаньетами из золотых пластин. И все-таки, он, прежде всего, даосский бессмертный.

 

         ХЭ СЯНЬ-ГУ. В некоторых легендарных историях один из Восьми Бессмертных Лань Цай-хэ иногда предстает в женском обличье. И все же ученые предпочитают употреблять слово и понятие «гермафродит» по отношению к этому персонажу, поскольку очень часто не вполне ясно, кто же он. А вот Хэ Сянь-гу (имя ее переводится как «Бессмертная дева Хэ») – изначально предстает в легендах в образе женщины. Уже за одно то, что, оставаясь женщиной, она отстояла при этом  свои  права и заняла достойное место среди Бессмертных, Хэ достойна высшей степени похвалы. Но были у нее и другие заслуги. Дочь торговца, она стала феей, когда однажды съела чудесный персик. С тех пор она никогда не чувствовала голода и сделалась бессмертной. Она поселилась в горах и питалась перламутровой пудрой и лучами лунного света – видимо, это была обычная пища бессмертных фей. Однажды она гуляла по лесу и зашла так далеко, что заблудилась. На нее напал страшный демон. К счастью, рядом оказался Люй Дун-бинь, который разрубил демона своим магическим мечом.

                        Хэ Сянь-гу была предсказательницей будущего. Часто она изображается с цветком белого лотоса (символ чистоты) на длинном стебле, который изогнут наподобие жезла жуй (жезл исполнения желаний). В ее руках  нередко появляется корзина с цветами.

    

Теперь, когда вы познакомились с пантеоном главных Бессмертных, можете выбрать любимого из них, и он будет защищать и беречь вас всегда и везде.

 

                                                                         Ольга Ключарева

 

Публикация – журнал «Пегас», апрель-май 2011 года

 

Tags: Даосизм, Китай
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments