Category: общество

ВЕРХНИЙ ПОСТ, ИНФО

- МОЙ ВТОРОЙ АККАУНТ, ГДЕ ВЫЛОЖЕНЫ НЕКОТОРЫЕ ЗАПИСИ: olgakl1971_01
- ПОД КАТОМ - ССЫЛКИ НА ПРОШЕДШИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ: США, ГОНКОНГ, КИТАЙ, РОССИЯ, ТУРЦИЯ, ИСПАНИЯ, ИТАЛИЯ, ФРАНЦИЯ, ВЕЛИКОБРИТАНИЯ, ИНДОНЕЗИЯ, БОЛГАРИЯ, ЯПОНИЯ

И вот ещё книжечка вышла:
03.png

Информация, где её взять - тоже под катом.

Collapse )

Лето, сок, яблоки, Поречье, Колюбакино

IMG_3399.jpg

Пробудилась охота на публикации! -:) Воспользуемся.
По названию, который я дала своему альбому, и заголовок к посту. Сок - яблочно-морковный. Этим летом-осенью кто-то нас завалил яблоками. По ним ходили. Их вываливали в канавы. Их спихивали соседям, а соседи - другим соседям. У меня есть яблони, но до их плодоношения, как мне кажется, я не доживу. От своих соседей я в этом году вообще ничего старалась не брать (да и вообще стараюсь поменьше общаться - а то боком всегда выходит: приедешь в очередной раз на дачу - и такое про саму себя узнаешь!.. В этом году близкие соседи тоже кое-что отмочили... Да и шут с ними!), а вот из соседней деревни машину яблок вывезла. И на даче вот приспособилась из спихнутых мне яблок давить сок, прибавляя туда ещё морковку. Надо сказать, что, регулярно употребляя с лета до глубокой осени по четыре яблока в день (вот только закончилось вывезенное, слава богу!), я пока ни разу не простудилась и не заболела. Поглядим.
Нас с вами ждут сегодня летние пейзажи. Ну, я так подумала, что будет интересно -:)


IMG_3531.jpg

Collapse )

«Грех». Длинноты, недосказанность, многозначительность



Фильм Алишера Усманова, Андрона Кончаловского, Минкультуры РФ, Первого канала (вас ещё не тошнит от такого набора?) - это не то чтобы плохо. Это, скорее, хорошо. Но вопрос только один: зачем?

Практически ни одна сцена не даёт в результате своём послевкусия и понимания законченности. Всё ровно и, я бы сказала, ватно. Вроде - да, живые люди, все в грязи, в верёвках и довольно убедительно заштопанных и перештопанных тряпках. Вроде - да, Микеланджело, и мы понимаем, что это Микеланджело. Чудачества, разговоры с самим собой, задумывается, потом тут же кричит и дерётся. Не моется, опять же. Сидит три дня в своих испражнениях, не принимает еду и всё заканчивает и заканчивает свою работу.

Мечется от одного заказчика к другому; добывает мрамор и сам же участвует в его спуске с горы (да, хорошо показано: лебёдки, деревяшки, непрочный металл, из которого изготовлены крюки); входит в комнату, где активно занимаются любовью накрытые своими мешковинными тряпками-одеждой молодые и сильные (почему-то сразу напомнило, как занимались любовью под плёнкой герои Лобоцкого и Алентовой в «Зависти богов») - и его не интересует ничего, кроме божественной женской ручки, которую он берёт в свою и рассматривает. Выливаемые прямо на дорогу из окон помои и нечистоты. Да, понятно, лишний раз получаем подтверждение, почему окна были в городах той Европы на уровне наших 5-6 этажей: порой дороги возле домов были завалены сплошь дерьмом - только что до самих окон не доходило.

Бесконечные рисунки-наброски на грязной бумаге, заливаемой вином. Власть предержащие-власть имущие. Слон. Хорошо играют все микеланджеловские помощники, подмастерья, добывающие мрамор колоритные дядьки (вот только сомневаюсь, что были они такие грузные и пузатые). Всё на месте. Всё-всё на месте и учтено исполнителем. Перед главным заказчиком. Но вопрос - зачем всё это? - в воздухе висит всё равно.

Почти ничего непонятно про эту борьбу всяких властных кланов и так далее. Я про это знаю, не сомневайтесь, но фильм не даёт решительно никаких ответов и никакого вдохновения разбираться в этом дальше. Почему та или иная сцена сделала и включена в фильм? Что она даёт на перспективу персонажу, герою, актёру, сверхзадаче картины, зрителям? Почти во всех случаях - ничего.

Collapse )

Бежецк, 26 октября, часть 2

IMG_5136.jpg
(Очень хочется поскорей уйти уже и отсюда, поскольку откровенных идиотов и озлобленных несмысленных хватает уже и здесь, в ЖЖ. Их просто везде, видимо, уже расплодилось, во всех этих соцсетках, и они лезут из щелей и стараются хоть как-нибудь разнообразить свою серую жизнь гадостью, которую пишут в комментариях в твой адрес. Потому я быстренько уже отстреливаюсь с  оставшимися заготовленными постами про любимый Бежецк, который тут ни в чём, конечно, не виноват, и покидаю и это поле).

Начало репортажа из этого дня - здесь.
В то утро я наснимала много. Бесснежное 26 октября порадовало тёплой погодой, но не порадовало достаточно крепким ветром, который, как уже говорила в прошлый раз, перерос в ураган.

IMG_5137.jpg


Collapse )


Группа "Кибитка". Красный Октябрь-Киржач. 10 лет, а всё только начинается!

Люблю ездить и чего-нибудь в разъездах делать!
А уж если удаётся пообщаться с давними друзьями, да ещё и им помочь и что-то о них снять - это вдвойне прекрасно. Это ведь всё (снятое) потом, как следует отлежавшись, очень и очень сгодится. Будет смотреться и восприниматься совсем по-другому. Вышло, как мне кажется, более или менее качественно. Ну, чтобы одни телефонные фотки и видосы им не оставлять...
Единым видеоколлажем - отснятое фотокамерой и дальше - две полные видеоверсии концерта. Первая - на стационарную камеру, вторая - на экшн.

Ещё немного о "Кибитке". Многие, конечно, скажут, что есть недостатки, некая зацикленность на определённых темах, на стилях. Кто-то, особо искушённый, непременно увидит элементы подражания кумирам. Это всё так. Ценно другое. На всех концертах ребят (по крайней мере, на тех, которые лично я видела и слушала - а таковых, с моим присутствием, уже больше десятка, это точно!)  случались моменты (пусть секундные), когда всё отпускается, уходит. Все установки, зажатость, человеческие комплексы, проблемы... Всё это уходит. И дальше идёт по наитию. Потом, конечно, это исчезает. Но затем снова случается. Вот этим группа мне и симпатична. Ну, и конечно, знаю лично и очень люблю каждого из них. Спасибо им за энтузиазм и за инициативу. Они всё делают за свой счёт и ни у кого никогда ни о чём не просят.

ПОКАЗЫВАЛА ИХ И РАНЬШЕ: РАЗ, ДВА


Collapse )

Быдло, наполняющее пригородные подмосковные электрички

Нет у тебя, быдло, ни будущего, ни настоящего. Нет тебе лишь конца и краю…

В этом действительно стоит разобраться подробнее. В том, что касается законов поведения в стаде. А также поведения по отношению к конкретному человеку со стороны «спокойных, едущих отдыхать, граждан, из Москвы, к себе домой, в Подмосковье, после трудного рабочего дня, чтобы завтра, часиков с семи, вновь наполнить собой электричку». И вот у меня, наконец, возник конкретный повод.

Из своего района - Новогиреево - днём - я прошла пешком по следующему маршруту: Новогиреево-Авиамоторная, затем - ТЦ в стороне от Авиамоторной, километрах в двух, потом метро, «Китай город», оттуда на Покровку, в книжный магазин, после - пешком же - до Курской. Итого в моём активе сегодня расстояний, пройденных ногами, получилось в сумме 18 км 500 м. Не много для меня-не мало.

Если я иду пешком до Курского вокзала, то, как правило, в метро уже не лезу, а еду оттуда до своего Новогиреево на электричке. Купила билет, потолкалась-поглядела, нашла павлово-посадскую электричку, которая должна была уходить через 10 минут, и вошла. Вначале села там, где было более или менее свободно и как-то прилично: молодой человек напротив обстоятельно, маленькими глотками, выпивал свой энергетик, полноватая светловолосая, но с очень редкими и потому усиленно зачёсываемыми на пробор и в стороны волосами, девушка, начавшая есть свой законный пахучий чебурек, купленный на вокзале в бистро, и парень, который, установив свой увесистый сумец на сиденье между стеной с окном и собою и облокотившись, чтобы было удобней, погрузился в игру на телефоне. Потом пришёл очень полный и очень сильно пыхтящий лет шестидесяти пяти мужчина и попросился «в серединку». Между мной и парнем с сумцом и телефоном. Попросился вежливо и даже трогательно. Устал. Ещё и после, как выяснилось, выпитого. Пустила. Сама уже села, уместившись своим 44-м размерчиком, как цыплёнок на насест, с краешку. Но ничего. С мужичком поговорили. Он уснул. Сижу. Сваливаюсь. Ладно, - думаю, - ехать три остановки, высижу.

Collapse )

Вечер памяти Ирины Бессарабовой_Моя видеозапись



Не помню уж, делилась ли... Но всё равно опубликую.
Это полная (и большая!) видеозапись вечера памяти очень странного и очень талантливого человека.
Ирина Бессарабова. Режиссёр. И конечно, искусствовед. В самом высшем смысле этого слова. В запись вечера вмонтированы её киноработы. И если вы не пожалеете времени - вы не пожалеете о потраченном времени.

Collapse )



Амон. Невероятный друг!

Мои заметки и фотографии. В конце репортажа - фильм об Амоне.


IMG_2619.jpg


2017 год. Жаркий день, лето. Градницы. Мы приехали на праздник. Я снимаю его на фоне "Дома поэтов". Он обожал это место. Впрочем, он обожал всё и всех... Теперь его любимая библиотека, где работали его любимые люди, имеет на своём фасаде памятную доску.



IMG_4588.jpg

Он был очень сильным. В буквальном смысле. Физически сильным. Когда мы, приехав в Краснохолмский Николаевский Антониев монастырь, а точнее, туда, где что-то от него, монастыря, ещё осталось, и бродили там среди старых могильных надгробий, которые валялись прямо на земле, заходили в оставшиеся строения, блуждали вдоль стоящих в чистом поле стен с остатками уникальных фресок, то в какой-то момент я, спустившись в небольшое углубление, почувствовала, что подняться назад мне будет не очень легко. Это из-за ноги, в которую вставлена титановая железка (иногда, как правило, неожиданно, нога подводит). Амон быстро сообразил, принял в обе свои большие руки мою и сильно и уверенно подтянул, поддержал, поставил. Это было очень по-мужски. Просто и ясно. Вот тогда я и поняла, что можно в нём быть абсолютно уверенным. Он был надёжен. Он умел не просто делать вид, что дружит, а дружбу - поддерживал. Как и тебя - человека, который оказался в его поле. А поле было безграничным. Он будто тебя обнимал обеими своими большими руками - как и меня, при первой нашей встрече и при нашем прощании возле Сельмаша в то лето - и говорил: «Пойдём! Я покажу столько…»

«Пойдёмте! Ой, пойдёмте! Сейчас вы обалдеете… Смотрите сюда…» Ох, как он был увлечён тем, что знал и понимал про Бежецк и его людей! Как показывал - хватая, выхватывая каждую страницу - свой альбом со старыми фотографиями, как далеко уводил в рассказе, наслаивая, нанизывая друг на друга ушедшие и покрытые, кажется, навсегда паутиной, патиной, события, сведения, уводил всё дальше.

Вот мы в Школе Постникова. Он ведёт к остаткам фресок (ведь это бывшая церковь) и показывает картину, которая едва видна, в своём альбоме, воссозданную. «Бежечане собрались на берегу… Вот… Бежечане собрались…»

В Княжево. В заброшенной, едва держащейся на ногах, церкви (стоит, запрокинув голову): «Смотрите… Они кричат: распни его… Распни его…». И надолго, очень надолго замолкает. Слушает свою собственную тишину.

Он ведь ничего последние несколько лет не слышал. Даже себя. Потому его голос звучал странно, но вместе с тем совершенно неповторимо. Ох как мне не хватало и его голоса, и его самого, когда я вернулась сюда, в Бежецк, 25 октября 2019-го. Спустя два с лишним года с тех пор, как мы ходили с ним вместе по городу долгими часами и как вместе ездили в Градницы, в Красный Холм. К счастью, у меня осталась запись с видеорегистратора. С нашим разговором. Точнее, с его монологом. По дороге. Запись на два с лишним часа. Бесценно. Он говорил непрерывно, только иногда, на секундочку, умолкал, уходил в себя. Но пока я не могу выкладывать в сетевое пространство тот наш разговор. Там очень много личного. И его, и моего... Пока останется - нашим с ним.

Гуляли по кладбищу Красного Холма. Жарко и душно. Спросила, не устал ли. «Нет! Что вы, Оля! Я же оживаю, когда кто-то приезжает. И теперь мне страшно: вы уедете, а я пойду домой, и всё…»

Утро нынешнего 26 октября. Прощаюсь с городом. Иду мимо колокольни - символа Бежецка. Выходит оттуда женщина, стелит коврик. «Заходите к нам!», - окликает меня. И мы в этой колокольне долго-долго с ней разговариваем. Она вспоминает Амона, жалеет, что они так и не успели как следует поговорить с глазу на глаз, хотя он приводил сюда, в этот маленький сквер, множество людей. «Встречи неслучайны. Видите, как хорошо, что я вас окликнула…», - говорит она на прощание.

В городской библиотеке имени Шишкова его, конечно, очень любили. Член семьи. Теперь на стене висит памятная доска, стараниями друзей сделанная так, что сразу понятно: это он, это о нём. И ни на йоту фальши, официоза. На мой взгляд, это самое важное.

Амон закрывает ворота. Во время прогулки по территории Николаевского Антониева монастыря.


IMG_3030.jpg

Collapse )


Еськи. Владимирская церковь

IMG_4838.jpg

От Храма Богоявления Владимирская церковь недалеко. Мы отъехали от нашего предыдущего пункта в путешествии буквально 100-200 метров, и справа возникла совсем иная история. Всё-таки удивительно, как, несмотря на общую направленность, различаются наши церкви архитектурно. Абсолютная свобода...
Давайте посмотрим, как всё выглядит, зайдём осторожно внутрь.


IMG_4845.jpg

Collapse )



Камакура. Знакомство. Приезд. Лирическое отступление

Друзья, а мы уже едем в Камакуру:



В литературе и кино Японии многое традиционно выстраивается вокруг жизни и событий в жизни обыкновенных людей. Всё идёт своим чередом — буднично и, как кажется на первый взгляд, предсказуемо. Подспудно существует теневая сторона, второй план, и ему в какой-то момент непременно нужно будет обнаружить себя. Тому можно найти множество примеров как в классических и отдалённых от нас по времени произведениях, так и в современных. И всё это далеко не случайно. Если вы попадёте в Японию сегодня-завтра, то вначале будете ощущать себя абсолютной и беспрекословной частью толпы, которой, тем не менее, нужно двигаться исключительно и в строго определённых направлениях. То есть, сначала вы неизбежно погрузитесь во внешнюю среду японской общественной жизни. Но вскоре, немного разобравшись, привыкнув к этой, на первый взгляд, хаотичной и пёстрой, а на деле — крайне чётко я ясно упорядоченной системе, распределив в своей голове первые штрихи вашего плана передвижений, сориентировавшись по картам и приложениям в смартфоне и поняв, наконец, где находитесь, - вы поймёте, что это лишь начало. На сцену — плавно, медленно, ритмично, будто в театре Но — будет входит совершенно иное. Отчасти, если вы хоть сколько-нибудь знакомы с японской традиционной культурой, неожиданностью это для вас не станет. Но это удивительно.

Вот такое понимание существования «второго плана», подспудного движения и мягкой силы пришло ко мне только на третий день пребывания в Японии. И не в Токио. В Камакуре. Я не нашла дома одного из любимых своих писателей — Кавабаты Ясунари — да, в общем, и не ставила себе такой задачи. Скорее, надеялась, что это произойдёт как-нибудь случайно. Тем не менее, начав знакомство с городом не с центральной станции, а с другой, соседней с нею, я уверилась, что сделала абсолютно верно. Окраина, как и везде на свете, немноголюдна. А это — одно из условий скорейшего погружения в суть среды места. Так произошло у меня с Камакура. И, по традиции, вас, терпеливые читатели, ждёт некоторое отступление. К фотографиям и, непосредственно, моему пути по Камакура мы ещё вернёмся.

60-е годы. Возле дома Кавабаты Ясунари, в саду, собрались и беседуют три человека: хозяин дома, писатель, путешественник, ревнитель традиций и, в то же самое время, традициям шедший наперекор, но окончивший свою жизнь в духе тех самых традиций (а конец был страшен) Мисима Юкио и направляющий время от времени беседу то в одно, то в другое русло корреспондент.

Collapse )